?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
товарищ художник - 2 | секта
analitik_911

... на родительских собраниях Лубенко и его педагоги выражались как-то странно и витиевато, но родители пока грешили на причуды творческих натур.

Постепенно начались странные перемены. Родители с уроков исчезли – детей оставляли там одних под разными предлогами, причем мальчикам и девочкам запрещали общаться, говоря, что иначе девочки духовно превратятся в мужчин, а мальчики – в женщин.

Зато сам Лубенко взирал на девочек-подростков явно неплатоническим оком. В речах Лубенко постоянно фигурировала пресловутая Стержневая Истина (истина идет с Востока, на Востоке она обитает в России, в России – в Петербурге, в Петербурге – в нашей студии… и т. д., в общем, игла в яйце, яйцо – в ларце). Вообще речи гуру все более напоминали шизофренический бред с явным сексуальным уклоном.

Несколько семей (и семья А.Друзя – в первых рядах) ушли, почуяв неладное. Мне же очень хотелось учиться рисовать, и я решила остаться, не обращая внимания на весь этот бред и общаясь с педагогами только на сугубо художественные темы.

Но не тут-то было! Гуру заявил, что учиться правильно рисовать (перспектива, натура, светотени и т. д.) мы можем в любой художественной школе, а здесь он учит нас Истине!  Ребят, выставлявшихся с другими коллективами, он немедленно выгонял, если замечал, что у ученика появляется свой стиль – заставлял переделывать работы.

Выставка в Русском музее у нас действительно была, и я в ней тоже участвовала. Помню, как во время подготовки к выставке одна из старших девочек (кажется, ее звали Аня) чуть не упала с лесов – у нее поднялась температура и закружилась голова. Лубенко заявил, что это ее Природа наказала за какой-то проступок и, вместо того, чтобы отпустить домой, заставил рисовать дальше. Другую барышню он, чтобы сломить, как он выразился, ее гордыню, заставил работать уборщицей, запретив поступать в институт.

Нецензурно, как в аудиозаписи, он при мне не выражался, но то, что ради студии и подготовке к выставкам надо пропускать уроки в школе и других секциях, я слышала от него неоднократно. Вообще постоянно внушалось, что студия – это в нашей жизни главное, ради нее надо жертвовать всем, и пр. На фресках и картинах Лубенко постоянно изображал себя в виде Иисуса, а свою тогдашнюю жену – в виде мадонны.

Мне все это нравилось все меньше и меньше, а после того, как великий учитель сообщил, что он Мессия и гуманоид (очевидно, одновременно), я и вовсе призадумалась. Особенно пугало то, что те из преподавателей и ребят, которые не подчинялись Лубенко слепо, постепенно изгонялись. Часть старших девочек (в том числе Аня, моя ровесница) ходили за учителем шлейфом, восторженно глядя на него безумными глазами.

...Наконец настал и мой черед. В один прекрасный день на уроке мне было заявлено, что я пришла в студию, чтобы "похитить какие-то великие знания" (то же заставили подтвердить старших девочек), поэтому меня изгоняют.

На прощание Лубенко почему-то доверительно сообщил мне, что он мог жить с женщиной уже в возрасте трех лет, а также, что я еще сама приползу к нему на коленях, а вне студии меня изнасилуют мужчины (мне на тот момент было 16 с пол. лет), потому что я – красивая женщина.

Потом поинтересовался, девственница ли я, а также спросил, не собираюсь ли я куда-либо на него жаловаться и объявлять его шизофреником (!) Очевидно, этот диагноз ему уже когда-т о ставили…

И вот через 20 лет я с удивлением узнаю из Интернета, что г-н Лубенко с успехом продолжает свою педагогич. деятельность!